Календарь

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Баннер
Православие.Ru
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Просим разместить у себя эту графическую ссылку (баннер) на нашу страницу:


Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Хранилище древностей PDF Печать E-mail

В Касимовской епархии установлен епархиальный контроль сохранения и изучения церковно-исторического наследия. Предметом внимания становятся не только предметы богослужебного назначения, но и старинные сельские кладбища при храмах, а также недействующие, зачастую руинированные церковные здания. Составляется их реестр, разрушенные храмы расчищаются от мусора, приводится в порядок территория. Для координации этой работы и экспертизы строительных и реставрационных работ в Касимовской епархии создана Комиссия по строительству и реставрации.

О значении и практике сохранения церковно-исторического наследия корреспонденту журнала «Приход» Ирине Белашевой рассказал Его Преосвященство Епископ Касимовский и Сасовский Дионисий, по благословению которого и проводится эта работа.

 ПОДЛИННОЕ

Идея сохранить, а для начала – описать сохранившиеся предметы церковной старины возникла во время моих первых поездок по приходам, когда в начале своего архиерейства я знакомился с жизнью епархии. Я беседовал с людьми - и с настоятелями, и с прихожанами, причём старался обращать внимание не только на общественное пространство храмов, но и на всё, что к ним прилегает: поднимался на колокольни, забирался в церковные подвалы.

Поскольку по своему первому образованию я – учитель истории, то  могу на глазок определить, что из брошенных в беспорядке вещей является хламом, а что – подлинное. Видел в запасниках церкви предметы, связанные с её историей, с историей местных жителей, с историей прихода. Эти предметы, будучи приведены в порядок и соответственным образом поданы, могут ещё много дать душе и сердцу. Я стал спрашивать священников: «Батюшка, вам это очень нужно?» Часто отвечали: «Нет, Владыко, мы вообще не знаем, куда все это деть!», я просил: «Отдайте в наше хранилище!».

Так в епархиальной коллекции оказались два венчальных венца с финифтью 18-го столетия. Один я вытащил из какого-то мусора, потянув за крестик, за которым виднелся жестяной ободок. Рядом в таком же ненужном хламе нашёл другой. Так же  в коллекции появилась и водосвятная чаша приблизительно того же времени, покрашенная «бронзовкой» и никому не нужная. Стали собираться старинные книги, фотографии, которые тоже уже давно были выброшены на помойку.

 

Одной из первых найденных мною фотографий был групповой снимок сводного хора на праздновании юбилея святителя Питирима Тамбовского в 1914 г. Часть нашей епархии раньше относилась к Тамбовской губернии, и кто-то из приходского хора ездил тогда в Тамбов на праздник.

Потрясающая фотография! В центре − два архиерея, несколько священников и миряне: хористы, регенты, певчие. Время съемки – август 1914 г. Они еще не знают, что буквально через несколько дней грянет война, которая полностью изменит их жизнь, жизнь их семей, жизнь Церкви.

Я сделал копию это фотографии и повесил у себя в доме. И когда гости спрашивают: «Владыко, что это?», я отвечаю: «Это назидание: всегда нужно быть готовым ко всему. Ты не знаешь, как тебя поведет Божественный промысел – через лужайку с разнотравьем и щебечущими птичками или через смертное страдание».

Когда постепенно начала собираться коллекция, стало понятно, что куда-то её надо поместить. Так мы и пришли к идее создания епархиального церковного музея. Сейчас пока создано хранилище, и идет процесс описания экспонатов.

Cпециальным циркуляром благочинным и настоятелям приходов поручено описать все принадлежащие приходам старинные предметы богослужебного назначения, возраст которых предположительно составляет более 50 лет: священные сосуды, покровцы, воздухи, алтарная утварь, иконы, киоты, лампады, книги, документы, письма, фотографии, мебель храмовая и алтарная, облачения, аналойные покровы, хоругви, храмовая скульптура, рамы, элементы отделки интерьера, части иконостаса. Особое внимание рекомендуем обратить на неиспользуемые предметы, хранящиеся в подвалах, подсобных помещениях, коридорах, на чердаках и колокольнях. В епархии разработана единая форма описи таких предметов.

Музеев мы планируем создать два. Один будет посвящен собственно церковным древностям Касимовской епархии. Как уже сказано, раньше ее территория относилась частично к Тамбовской епархии, а до того – к Касимовскому  царству, где жили  татары касимовские и загадочные татары- «мишари», у этой территории очень богатая история.

Также мы планируем создать музей новомучеников. Когда накопилось достаточно много экспонатов, совместно с нашим краеведческим Касимовским музеем мы решили провести выставку, посвященную истории епархии. Выставка получилась очень удачной, ее посетил весь город, было множество туристов. Многие для себя открыли совершенно незнакомые страницы прошлого. В первую очередь – истории и судьбы новомучеников. Мне рассказывали о девочках-подростках, которые даже расплакались в музее, когда им рассказывали о судьбе некоторых из наших священников. Они были потрясены, и даже сами  экскурсоводы  музея не знали, что ответить на вопросы двенадцатилетних детей: «Почему государство и общество с такой жестокостью преследовало священников? Почему так?»

Когда мы собирали экспонаты во время подготовки к выставке, люди нам сами приносили много артефактов, документов, фотографий, связанных с новомучениками. Причем среди них были совершенно поразительные вещи, например, дароносица мученика-священника Евгения Бетинского, которая хранилась все эти годы у его семьи. Когда они услышали, что мы собираем исторические свидетельства, передали нам эту реликвию рода.

Думаю, что выставка для всех, и для нас тоже, стала своего рода моментом истины, поводом задуматься.

ЦЕРКОВНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

Чтобы упорядочить и координировать работу по сохранению исторического наследия, мы образовали при службе эконома епархии особую комиссию по реставрации и строительству. Было решено не ограничиться двумя музеями, а создать единую систему, которая работала бы и в дальнейшем на постоянной основе. Это выросло в идею единого церковно-исторического музейного комплекса.

Его основой стали храмы, представляющие интерес с точки зрения истории, в первую очередь, по своему внутреннему убранству. Понятно, что каждый старинный храм – памятник архитектуры, памятник истории, но вещественных предметов внутри них осталось очень мало, они не везде сохранились. Есть храмы, которые на многие годы закрывались, перестраивались, потом открывались. Они у нас получили статус храмов-музеев.

Также мы обратили внимание на некрополи. Причем, как на сельские кладбища, так и на кладбища при храмах. На кладбищах при храмах, особенно построенных помещиками, всегда хоронили священников, ктиторов, представителей знати. Прошло много времени, кладбища давным-давно разгромлены, разграблены, а склепы вскрыты. Но, как правило, на каждом каким-то образом сохранились один или несколько памятников. Я считаю, что они уцелели не случайно! Что Господь сохранил для нас именно эти монументы для того, чтобы мы знали имена людей, которые там похоронены, чтобы мы за них могли молиться. Удивительно: некрополь был большим, но почему все памятники исчезли, а три осталось? Почему именно эти надгробия не утащили и не разбили?

Посмотрим, над чьими могилами их ставили. В селе Нестерово когда-то была усадьба Волконских. Это те самые Волконские, которые стали прототипом семьи Болконских из романа «Война и мир». Мы все со школы помним отрывок из романа, когда князь Андрей едет к себе в имение, и встречает засохший дуб, а на следующих страницах тот же самый  дуб зазеленел и ожил от весенних ветров. Так вот, когда князь Андрей встречается с этим дубом, он едет в свое рязанское имение, в Нестерово!

Сейчас там есть действующая церковь. На кладбище к этой церкви со старого погоста перенесли надгробие над могилой одного из князей, на котором выбита надпись скорбящей супруги: «Другу моему от супруги, в память и благодарность за прошедшее счастье». Иногда я спрашиваю священнослужителей: «Батюшки, а вам ваши матушки готовы выбить такую надпись на вашем могильном камне, если что?»

Еще пример. Активно восстанавливается храм, около него снимают наносной слой земли и натыкаются на надгробный памятник. Его достают, очищают, читают надпись и начинают смотреть в документах, кто похоронен. Оказывается, сын богатого местного крестьянина, унтер-офицер, прошедший русско-японскую войну, который все состояние своего богатого родителя потратил на украшение этого храма. Это разве может быть случайным? Неужели на кладбище был только этот памятник? Но из земли вышел только он один.

Такая же ситуация в селе Пёт Пителинского района, где интереснейший храм в стиле русского модерна, храм-богатырь, вырастающий из земли. Он находился в ужасном состоянии, это была наша постоянная боль. До тех пор, пока не нашлась жительница Москвы, обычный человек, без особых связей, без личного капитала, которая взяла и организовала людей на его восстановление. И сейчас там происходят потрясающие вещи: храм оживает, восстанавливается, мы уже перекрываем крышу. Некоторые удивлены: «Такие деньги на какую-то крышу собирают, а мы тут не можем на общественные цели собрать». И вновь, когда расчищали землю вокруг церкви, наткнулись на склеп и надгробный памятник строителя этого храма.

Так  некрополи и попали в сферу нашей заинтересованности. Те из них, которые имеют историческое значение, вошли в единый музейный комплекс. Директором этого единого музейного комплекса является эконом епархии отец Владимир Игнатов. Настоятели храмов-музеев и тех приходов, на территории которых находятся некрополи, имеющие историческую ценность, с нашей точки зрения, являются сотрудниками этого комплекса.

Отец Владимир − председатель комиссии по реставрации и строительству, которая контролирует попытки настоятелей реставрировать храмы. Он их регулярно собирает, и священники сами к нему обращаются. Мы пытаемся сделать так, чтобы сохранение исторического наследия не было мероприятиями от случая к случаю, а функционировало как система.

Без ведома комиссии в храмах-музеях нельзя ничего перестроить. Есть пример. Храм Казанской Божьей Матери в  селе Срезнево был одним из духовных центров в эпоху гонений, там служили сразу несколько новопрославленных новомучеников.  Прежний настоятель решил, так сказать, «украсить» алтарь и полностью уничтожил его старый интерьер, тот самый, в котором молились срезневские новомученики. Установили точечное освещение, подвесной потолок. Он чуть не расстался с холстом, на котором был изображен воскресший Спаситель кисти самого священномученика Филарета Срезневского.

Мы успели вовремя, остановили процесс разрушения, и сейчас алтарь выглядит так, как было при срезневских новомучениках в 20-е годы.

Сейчас в Касимовской епархии наложен строжайший запрет на любые изменения интерьеров без согласования комиссии в тех храмах, которые являются храмами-музеями (их  в епархии сейчас 20, а также 10 некрополей-музеев).  Это не просто формальность, мы находимся в постоянной онлайн-связи с отцами-настоятелями и реально помогаем им при необходимости. Делаем это бережно и деликатно.

Так, в Пителинском районе есть храм-музей, где «освоили» новый придел, который был заброшен. Встал вопрос – можно ли сделать солею из ДСП? Понятно, что не было этого материала в прежние времена. Консультировались, сошлись на том, что ДСП закроем досками, такой же ширины, как и пол в храме, покрасим так же, чтобы не было заметно никакой разницы.

Как часть церковно-исторического музейного  комплекса у нас  учреждена «Церковно-историческая экспедиция». Это мобильная группа, состоящая из священников, которые хорошо разбираются в церковной старине. У нас, слава Богу, есть таковые. Это два брата-близнеца, оба – самоучки, очень любят церковную старину, один из них настоятель Краснохолмского монастыря, второй – приходской священник.

Экспедиция каждое лето выезжает в храмы-музеи, на некрополи. Смотрит за состоянием объектов, разбирает хлам. Всё ценное забираем в наше хранилище, и, как выражаются светские коллеги, музеефицируем.

Мы никак не противопоставляем себя государственным организациям, которые отвечают за сохранение памятников истории и культуры. В основном, наши усилия направлены на  сохранение интерьеров  и историю храмов, органично дополняя их работу.

На практике, если что-то случается, например, начинает протекать крыша, настоятель храма-музея обязан обратиться по особой форме с прошением к архиерею и приложить пакет документов, которые свидетельствуют о том, что он к этой проблеме подходит ответственно. Комиссия по реставрации и строительству под руководством отца Владимира в краткий срок рассматривает это прошение. Если видит, что ситуация серьезная, даёт добро на реконструкцию, а потом всё время работ находится в контакте с этим отцом-настоятелем.  

Бывают случаи, когда батюшка не совсем понимает ценность тех материалов и тех памятников, с которыми он имеет дело. Тогда комиссия его консультирует, иногда берёт на себя функции, которые должен был бы выполнять он сам: например, находит подрядчиков. В комиссии у нас есть архитектор, специалист по реставрации.

Работа по сохранению и восстановлению осуществляется или на приходские деньги, или на пожертвования благотворителей. Существует программа «Культура России», несколько храмов восстанавливается у нас по этой программе, но попасть в нее непросто, храмов много, поэтому каждый священник занимается сохранением и восстановлением сам, на свой страх и риск, но под тщательным епархиальным контролем.

В самом крайнем случае мы оплачиваем расходы из епархиальной казны, хотя, конечно, для нас это бывает очень напряженно. Но мы считаем, что деньги на это всегда нужно своевременно найти, потому что эти расходы более чем оправданны.

РАЗРУШЕНО, НО НЕ ЗАБРОШЕНО

Восстанавливая и сохраняя действующие храмы, мы не могли оставить без внимания разрушенные и заброшенные, на территории Касимовской епархии таковых около 50. Поскольку приходы, на которые разделена епархия, мы воспринимаем не как приходские храмы, а как территории, то получается, что заброшенные храмы находятся на территории какого-нибудь прихода. И если мы сейчас не в силах восстановить их, то можем их расчистить, установить памятные таблички с информацией о том, что это за храм, указатели с дороги. Сейчас люди много путешествуют по стране и очень часто, увидев указатели, съезжают с дороги. Если они увидят, что разрушенный храм сохраняется, что есть следы присутствия людей, то вокруг этого храма может возникнуть движение по его восстановлению. 

Мы обязали отцов-настоятелей и в этих заброшенных храмах хотя бы раз в месяц совершать богослужения. Пусть даже не Божественную литургию, а молебен, заупокойную литию, обязательно с поминовением строителей и священников, которые там служили.

Составляем опись этих храмов. Недавно получили грант от фонда «Православная Инициатива» на проведение их фотофиксации. Наша небольшая экспедиция поставила цель сфотографировать все разрушенные храмы в нашей епархии. По результатам этих поездок планируется фотовыставка, эта работа, думаю, будет иметь общественный резонанс.

Реестр обнаруженных разрушенных храмов постоянно пополняется, потому что практика показывает, что иногда даже сами приходские священники не знают о том, что находится на территории их приходов. Как-то конце марта мы с экономом епархии отцом Владимиром Игнатовым  возвращались из Сасовского района, ехали по почти забытой дороге. Я несколько раз ездил мимо этого места, но летом, когда все было закрыто деревьями. А в марте деревья голые, и вдруг я вижу бревенчатое строение. Кажется, сарай, остатки какого-то колхоза. Но вижу, что в восточной части этого сарая в торце совершенно явно читается апсида храма, хотя все остальное абсолютно храм не напоминает. Оказалось, действительно -  апсида и остатки белокаменного основания под престол. Храм, который был совершенно никому не известен.

Не знаю, что удастся сделать. Рассчитываю на помощь Божию, потому что знаю: там, где начинается молитва, там оживают старые стены, там случаются чудеса.

Под Касимовом есть заброшенный храм, интереснейший, датируется началом 18-го века, весь покосившийся, окружённый бурьяном. Его приняло «на баланс» городское благочиние, отремонтировали алтарь, священник стал регулярно служить в этих руинах Божественную литургию. И собрался приход, на службах летом бывает от 30 до 40 человек.

Или храм по Сасовской дороге, в Пителино, откуда родом священномученик Евгений, про которого уже упомянули. Точно так же – приняли, приготовили, уже и Божественную литургию отслужили. Причем служили под дождём, прямо на нас через прорехи в своде  текла вода, но это нас не остановило. А сейчас в этом храме поставили на сохранившийся купол новую главку.

Я всегда настаиваю: «Сделайте хоть что-нибудь, чтобы было видно,  что церковь не заброшена. Кто-то покрутит пальцем у виска: «Какая главка?  Своды восстановить, отопление бы лучше провести, рамы поставить!».

Ничего подобного! Новая главка свидетельствует о том, что жизнь продолжается. Храм − как источник, иногда загрязненный, заброшенный. Многие люди махнут рукой, сейчас источников много, и если этот заболочен, зачем копаться, лучше пойти туда, где водичка чистая течет из деревянного лоточка. Но если люди видят, что источником начали заниматься, им уже легче собираться вокруг этого места.

Есть мнение, что если мы желаем храмом заняться, то мы должны восстановить  его до  золотых куполов и крестов. А если так не получается, то нечего и браться. Совсем нет! Все руинированные храмы мы полностью не восстановим, не закроем эти разрушившиеся своды, не восстановим ротонды, не увенчаем их пятиглавием крестов, как это было раньше. Но можем позаботиться о них хотя бы в их нынешнем состоянии. Расчистить, закрыть, чтобы в эти храмы не ходили коровы и овцы, икону повесить, лампаду разжечь. Поставить табличку с информацией о храме, его истории. И служить в нем хоть изредка. Туда, куда нужно несколько километров по бездорожью пробираться, понятно, что никто ходить не будет каждый день или каждое воскресенье (у нас есть такой храм  рядом с селом Протасьев угол). Но раз в месяц можно оттуда Богу молитву вознести. И всё это отзовется!

Часто недоумевают: «Почему этим занимаетесь? Это ведь руины… Это же время, силы, деньги отнимает». Но внешнее нельзя восстановить без внутреннего. Вот, например, в городе Касимове восстанавливается Казанский монастырь тоже с пустого места. Зачем это нужно? Ведь в Касимове и так столько церквей, у нас на 30 тысяч жителей 7 действующих приходов.

А мы не можем поступить иначе! Мы все знаем, что когда освящается престол церкви, к этому месту становится ангел-хранитель престола, который  и будет стоять здесь до Страшного Суда. И это место останется святым, что бы вокруг ни происходило. И кто, как не мы, священнослужители, обязаны о нём позаботиться. С нас спросит Бог, если мы  оставим храм в запустении.

 
 
7.jpg

Сайты благочиний

Ермишинское благочиние:

selishipsd

Кадомское благочиние:

selishipsd

Касимовское городское благочиние:

selishipsd

Гусевское благочиние:

Елатомское благочиние:

yspsabyrpsd

Заречное благочиние:

Клепиковское благочиние:

Тумское благочиние:

Tuma

 

 

Пителинское благочиние:

chychkov1

Сасовское благочиние:

Чучковское благочиние:

chychkov1

Шиловское благочиние:

1chsilovo

Заокское благочиние:

2schilovo

Пятницкое благочиние:

3schilovo

 

Монастыри

п. Кадом :

kadjemon 5

с. Красный Холм:

krasnyholm 5

г. Касимов

KasimKaz

Объявления

Конструктор  Prihod.ru - площадка для создания православных ресурсов в интернете

Архив новостей

< Октября 2016 >
П В С Ч П С В
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

Православный вестник

pravvestnik

Православная инициатива